Svarkin-spb.ru

Выжить в маршрутке

Как выжить в общественном транспорте

День начинался неплохо.

По привычке нырнув в теплое нутро нашей машины, мы шустренько попилили на работу. Я, как всегда, включила Европу плюс на всю громкость и безмятежно задремала…
По привычным поворотам с закрытыми глазами я знала где мы едем. Вдруг резкий толчок, дикий отчаянный взвизг тормозов и мы на обочине. На мой вопрос «что случилось» – супруг устало ответил: отказали тормоза, и мы с тобой сейчас чуть не купили вон тот лексус. Муж остался решать проблемы с тормозами, а я искренне обрадовавшись, что мы легко отделались, побежала ловить маршрутку на ближайшую остановку.

Я осторожно пристроилась к огромной темной туче народа и стала вычислять на какой маршрутке мне быстрее доехать до работы. Но тут меня вдруг странной волной занесло в первую попавшуюся газельку. Очнувшись, я обнаружила, что уже еду в неизвестном направлении, прижатая в неестественной позе к двери. Испугавшись, что еду не туда, я поинтересовалась у рядом прижатой женщины в такой же интересной позе, наш маршрут следования. Женщина слабо вякнула, что вроде 93 номер. Доеду, – радостно подумала я и решила поменять позу. Нога была вывернута в другую сторону, рука затекла, животом я упиралась в поручень и если бы не пресс, то я обязательно бы сломала ребра при повороте… Чувствую,будет весело, – невесело подумала я. И тут вдруг маршрутка остановилась. Слава Богу, сейчас выйдут, – подумала я, но вместо этого зашло еще три человека… Ну как зашло… утрамбовалось… – скажем так.

Моя поза немного видоизменилась и стала еще более нежизнеспособной. На каждом повороте масса людей наваливалась на меня и я стала похожа на наклейку на стекле. Все мои мышцы стали мелко дрожать, шея повернулась не в ту сторону и я просто тихо молилась, чтобы только не до трагически-финального щелчка. Только подумав, что в таком положении я долго не протяну, маршрутка вдруг остановилась, и, вопреки всем законам физики, к нам погрузился еще один огромный дядька с большим животом. В моей голове мигом обозначился финал всем известной сказки про теремок, где медведь рушит новостройку, по пути давя все живое…и я все не могла вспомнить осталась ли в живых там маленькая мышка…

Воздух внезапно кончился, и мне очень хотелось упасть в обморок, но кто-то сзади меня нежно обнимал…, я скосила глаза и увидела беззубого деда…Ну вот ты то куда едешь? – беззлобно продумала я, чувствуя подозрительный хруст в своем позвоночнике.

Но самое страшное было то, что я не видела где мы едем. Я могла видеть только небо в клеточку через люк в потолке маршрутки, а по небу я не могла определить приехала я или нет. И тут я попросила объявлять остановки. Не скоро еще, – тут же ответили мне. Мой, угасающий без кислорода, разум пытался понять суть сказанного. Я решила не загружаться и выйти со всеми. Со всеми зашла – со всеми и выйду, – твердо решила я.

Воздуха оставалось совсем немного, руку я уже не чувствовала, пальто задралось “по самое не хочу” и не было ни одного шанса исправить положение. Внезапно, взрывной волной меня выбросило на улицу, и, оглядевшись, я поняла, что народ ломанулся на автозавод. Нам туда не надо, – почему-то во множественном числе подумала я, глубоко вздохнула и залезла обратно.

Стало немного свободнее, и я могла встать прямо, но тело не слушалось и отказывалось принять нормальное положение.Скрючившись буквой зю, я решила пока не паниковать. Дед стоял сбоку и улыбался как родной. Стараясь не пропустить свою остановку, я, наконец-то, выпала из этого “ада на колесах” практически инвалидом, и прихрамывая, поплелась на работу.
С ужасом думая, как буду вечером возвращаться домой, я решила, что нужно срочно записаться на йогу, где меня научат делать растяжку, завязываться в узел и задерживать дыхание, чтобы выжить в общественном транспорте.

Читать еще:  Снимки нового Skoda Rapid

Как выбрать самое безопасное место в транспорте: то, что нужно знать каждому.

Метки

Статистика неумолима: ежегодно в мире разбиваются тысячи транспортных средств: самолеты, автобусы, поезда, автомобили. Однако, зная об этом, многие ли из нас при посадке в транспорт выбирают безопасные места или всë же руководствуются комфортом?

Наверняка ты не раз слышал возле билетных касс подобные фразы: «Посадите меня у окошка, пожалуйста» или: «А можно первый вагон, чтобы остановился поближе к вокзалу»? И даже вполне возможно, что не только слышал, но и сам их произносил.

Если шансы выжить в аварии для тебя важнее, чем удобства во время поездки, — прочитай, какие места следует выбирать в разных видах транспорта, чтобы спасти тебе жизнь.

Безопасные места

В маршрутке
Маршрутки — один из самых популярных видов транспорта. Во-первых, они не привязаны к жесткому расписанию, а во-вторых, стоимость билета в них зачастую не превышает стоимости в автобусе, троллейбусе и трамвае. Но вот в чëм парадокс: машины типа «Газель» считаются одним из самых опасных видов общественного транспорта.

В маршрутке, если есть возможность, выбирай место, которое позволяет сидеть спиной к ходу движения. Так тебя, может быть, укачает, но шансов выбраться живым и здоровым из аварии будет значительно больше. Причина — при резком торможении все пассажиры полетят вперед со своих кресел, а тебя лишь прижмет к спинке.

Кроме того, в «Газелях» эти места часто расположены прямо за водителем, а он инстинктивно (как доказывают исследования) будет спасать свою жизнь и выкручивать руль так, чтобы с его стороны авто пострадало как можно меньше.

Вторыми по безопасности являются места в середине салона подальше от окон. А вот самыми опасными считаются места рядом с водителем и в заднем ряду. В таком случае можно погибнуть при лобовом столкновении или если кто-то «впишется» на полной скорости в заднюю часть маршрутки.

В автобусе
Междугородний автобус тоже считается довольно небезопасным видом транспорта. Причем риск возрастает именно зимой, когда на трассах гололедица, а вокруг дороги — метровые сугробы. Однако даже в нëм можно выбрать более или менее безопасное место.

Во-первых, никогда не садись на места в первых и последних трех рядах — в случае столкновения тебя может запросто выбросить через лобовое стекло или в прямом смысле слова сплющить сзади. Во-вторых, как бы это ни было соблазнительно, не покупай места у окон — разбившееся стекло при аварии может повредить тебе лицо и руки, а то и вовсе перерезать артерию.

Лучше всего выбирать места в середине салона в правом ряду по ходу движения. Они находятся далеко от встречного транспорта, а значит, смогут обезопасить пассажира от действий потенциально пьяного водителя, который не справился с управлением. Еще один вид безопасных мест — ближе к проходу. Так можно быстрее покинуть место аварии и избежать значительных травм осколками.

В поезде
В выборе безопасного места статистика железнодорожных аварий нам не слишком поможет — то селевые потоки, то столкновения на переездах, то рельсы скрутятся из-за неудовлетворительного состояния путей — сколько причин, столько и вариантов погибнуть в самых разных вагонах.

И всё-таки некоторые общие правила сформулировать можно. По возможности избегай поездок в первом и последнем вагонах — чем ближе к центру состава, тем безопаснее. Купе тоже оптимально выбирать пятое или шестое, опять-таки из тех соображений, что в серединке безопаснее.

Полка по направлению движения всегда безопаснее, чем противоположная. Если поезд резко затормозит, у тебя больше шансов просто прижаться к перегородке, в то время как сосед с противоположной полки почти наверняка упадет.

В самолете
Большинство авиакатастроф происходит во время взлета и посадки, и значительная часть погибших в таких крушениях задыхается угарным газом при пожаре на борту. Поэтому в данной ситуации твоя жизнь зависит от того, успеешь ли ты выбраться из салона раньше, чем перестанешь дышать.

По результатам научного исследования, проведенного по заказу Управления гражданской авиации Великобритании, больше всего шансов выбраться у тех, кто сидит в одном из пяти рядов кресел около аварийного выхода. Принципиальной разницы между посадкой у окна или у прохода нет — в первом случае выживает 58 % пассажиров, а во втором — 65 %.

Читать еще:  Что лучше Mitsubishi ASX, Nissan TERRANO или Opel Mokka

А вот в какой части лайнера выбрать себе место, специалисты до сих пор не могут определить из-за разногласий. По данным британских ученых, более безопасна передняя часть самолета: ее пассажиры выживают в 65 % случаев.

Аналогичным показателем обладает и «хвост» — 53 %. А вот по статистике Национального совета по безопасности на транспорте США, наоборот, в хвостовой секции салона — 69 % выживших, над крылом — 56 %, а в передней секции салона, где обычно размещается бизнес-класс, при аварии выживают только 49 %.

В больших самолетах над крылом обычно находятся сразу два выхода, так что шансов «вписаться в дверь» у тебя больше, чем в передней и задней частях самолета. С другой стороны, именно над крылом или близко к нему, обычно располагается резервуар с авиационным топливом, которое в случае авиакатастрофы может загореться.

Как видишь, единого рецепта от всех бед не существует. Однако, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай, тем более что выбирать безопасные места вовсе не запрещается. Поделись этой статьей с друзьями. Наверняка у них скоро отпуск и эти советы им пригодятся. Береги себя и своих любимых!

Выжившие пассажиры маршрутки, столкнувшейся с локомотивом: Мы видели, что везде люди лежат, кто ранен, а кто уже мертв.

Городок Новые Анены такой трагедии не видел с советских времен. 1 ноября в Новоаненском районе близ села Бульбоака, маневровый локомотив врезался в микроавтобус «Новые Анены — Шерпень» на железнодорожном переезде. Это произошло примерно в 12.20. Шесть человек, находившихся в салоне маршрутки, погибли на месте аварии. Остальных отвезли в больницу. Уже в реанимации скончались еще два пассажира. Таким образом, число жертв аварии возросло до восьми.

Среди погибших есть и подростки. В частности, стало известно о том, что погиб 17-летний парень. Он скончался на месте аварии. Позже в реанимации скончалась 12-летняя девочка. За жизнь остальных борются медики. Среди пострадавших есть девочка в возрасте 1 года и 2 месяцев.

Пришлось задействовать санитарную авиацию

Скорбь на лице каждого входящего в двери новоаненской районной больницы.

Родственницу этих людей только что из реанимации районной больницы санавиацией отправили в Кишинев. Еще ФОТО Фото: Леонид РЯБКОВ

– Сейчас санавиацей мы 45-летнюю женщину отправляем в Кишинев , – говорит мне заместитель заведующего реанимацией Валерий Георгиян. – Еще двое наших пациентов, дети совсем, им лет по семнадцать-восемнадцать, ждут приезда врачей из столицы. Консилиум решит, нужно ли их отправлять в Кишинев или пока не надо. Люди в крайне тяжелом состоянии находятся. Вот девочка двенадцатилетняя умерла, не смогли ее спасти. – Валерий Сергеевич в отчаянии стискивает кулаки и глухо произносит, – знаете, как обидно, когда людей не удается спасти! Могли бы жить и жить.

Отделение хирургии, расположенное на пятом этаже, напоминает разбуженный муравейник. Родственники пострадавших ищут палаты, где находятся их родные, врачи и нянечки присесть и отдохнуть секунду не успевают. В руках завотделением Леонида Пламэдялэ стопка пакетов ваты.

– 17 человек к нам обратились, оказали им помощь, – рассказывает Леонид Иосифович. – Госпитализировали девятерых. В основном у пострадавших — черепно-мозговые травмы и травмы грудных клеток. Это жители трех сел: Телица, Спея и Шерпень.

Пострадавшие находятся в четырех палатах. Заходим в первую попавшуюся, ошибиться сложно, палат в отделении всего девять.

– Испугаться не успела и приближающегося поезда не видела, – Вероника из Телицы неохотно отвечает на вопросы. – В маршрутке находились человек двадцать пять. Слышала, как пассажиры кричат водителю: «Поезд! Поезд!», а он ничего не слышал. Сознание я не теряла, после удара выбралась через окно. Всюду кровь, раненые лежат. Вот тогда страшно стало.

Читать еще:  О работе сцепления

Семь человек не успели сесть в роковую маршрутку

А пожилой работяга Федор Платон, который лежит в соседней палате, делится со мной:

– Домой из Новых Анен в Шерпень поехал. Автобусы очень редко ходят, поэтому маршрутки — единственный вид транспорта. Как они ходят, по какому графику, кто их разберет. Но маршрутки всегда полные. Еле сел, а человек семь не поместились в салоне, пришлось им ждать следующую маршрутку. Конечно, они огорчились, а на самом деле – везунчики! Повезло им!

Федор сидел на пассажирском сиденьи сразу за водителем.

– Да вроде предупреждающих криков о приближении поезда я не слышал, – продолжает он, – ехали спокойно. По дороге еще людей взяли.

А его сын добавляет:

– Зла на этих маршрутчиков не хватает! То в аварию попадет, а недавно колесо у микроавтобуса на полном ходу отвалилось, чудом никто не погиб!

В палате №5 лежат две девушки, рядом с одной из них присел парень.

– Сестра, – кивает он на раненую, – в тяжелом состоянии. Извините, она говорить не может.

Я было попытался поговорить с ее соседкой, но меня остановили черные от горя глаза и беззвучный плач. Такие глаза могут быть только у человека, в одночасье потерявшего все, весь смысл жизни.

– У нее ребенок погиб в той маршрутке, – тихо говорит мне уже за дверью палаты парень.

«Светофор на железнодорожном переезде не работал!»

А в палате №9 — трое мужиков, рядом родные. Вячеслав Кукош, судя по внешнему виду, легко отделался: на лбу — пластырь, ссадины и синяки.

– Маршрутки почти всегда забитые ездят, – делится он со мной. – особенно по понедельникам и пятницам: люди в город едут на работу или домой после нее.

– Но сегодня вторник! – напомнили мы Вячеславу.

– Как раз обеденный перерыв наступил, потому и час пик.

Вячеслав Кукош: «Везде люди лежали, кто ранен, а кто уже мертв. » Еще ФОТО Фото: Леонид РЯБКОВ

Вячеслав вспоминает, как однажды он купил билет на муршрутку , а сесть не смог, места не было.

– Люди на подножке висели! Знаете, как у нас сажают пассажиров?! Водитель утрамбовывает всех, руками сдавливает людей, а затем закрывает дверь и едет. Мы таким же макаром и сегодня поехали. Еще на трассе «Кишинев- Бендеры » четверых голосовавших взяли.

Вячеслав момента столкновения локомотива не видел, он стоял между вторым и третьим от водителя сиденьями.

– Передо мной еще два человека стояли, – продолжает он. – Но зато я точно видел, что светофор вообще не горел! Не было видно ни красного, ни зеленого цвета! Я за свои слова отвечаю! Я ведь в полиции работал, опером.

Вячеслав потерял сознание, а когда очнулся, в салоне маршрутки, кроме него, находились еще два человека.

– Мы, помогая друг другу, сами выбрались. Кругом кровь, вылезли, смотрю по сторонам, везде люди лежат, кто ранен, а кто уже мертв. Через пять минут «скорая» подъехала.

Уже смеркалось, но на месте ужасного ДТП до сих пор работали следователи, эксперты и полицейские. Раздался сигнал, опустился шлагбаум, скоро появится поезд. Я посмотрел на светофор: он мигал красным. Пронесся поезд.

В низине лежит микроавтобус, вернее, то, что от него осталось. Рваные дыры, сплющенные сиденья, выбитые стекла. Подъехал эвакуатор, стали грузить остатки маршрутки.

– Так много пациентов сразу в наше отделение поступало еще в советские время, – говорит мне на прощание Леонид Пламэдялэ. – Тоже была авария на путях, а в другой раз самосвал взорвался.

Пострадавший в дтп на жд/переезде. Леонид РЯБКОВ

Главный инженер ГП «Железная дорога Молдовы» Александр Заика: «Эта трагедия – следствие самонадеянности водителя микроавтобуса»

– Произошедший 1 ноября трагический случай на переезде в районе города Новые Анены является следствием самонадеянности и грубейшего нарушения правил дорожного движения водителем маршрутного такси.

Комментарий Александра Заика

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector